эссе

Зеркало загадок

Средняя оценка: 7.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Борхес Хорхе Луис
Информация о произведении
Полное название: 
Зеркало загадок
История создания: 

Из сборника "Новые расследования"

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img517.imageshack.us/img517/8092/03notes2ix7.jpg

О культе книг

Средняя оценка: 7.8 (4 votes)
Полное имя автора: 
Борхес Хорхе Луис
Информация о произведении
Полное название: 
О культе книг
История создания: 

Из сборника "Новые расследования"



ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img517.imageshack.us/img517/3864/732073va8.jpg

Уайльд Оскар

Средняя оценка: 8.1 (8 votes)
Полное имя автора: 
Уайльд Оскар Фингал О'Флаэрти Уиллс, Oscar Fingal O’Flahertie Wills Wilde
Информация об авторе
Даты жизни: 
1854-1900
Язык творчества: 
английский
Страна: 
Ирландия, Франция, Англия
Творчество: 

     В электронных библиотеках:

     Оскар Уайльд прожил недолго, всего сорок шесть лет. Он умер в Париже в декабре 1900-го.

Календарь песчаного графства

Средняя оценка: 9.5 (4 votes)
Полное имя автора: 
Олдо Леопольд (Альдо Леопольд, Aldo Leopold)
Информация о произведении
Полное название: 
Календарь песчаного графства
Дата создания: 
до 1948

Блестящая проза о природе Северной Америки и кризисном положении человека в ландшафте и биоте вообще.

Соколов Саша

Средняя оценка: 8.3 (3 votes)
Полное имя автора: 
Соколов Александр Всеволодович
Информация об авторе
Даты жизни: 
1943 -
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Россия, США
Творчество: 

1. На сайте издательства "Азбука"
2. В библиотеке Мошкова
3. В "Журнальном зале"
4. Эссе и выступления в библиотеке "Либрарий"

См. также:

Т.В. Казарина "Эстетизм Саши Соколова как нравственная позиция"

новое http://www.ruslang.ru/doc/autoref/brajnina.pdf Татьяна Брайнина, "Ассоциативные связи слова как основа создания образа в произведениях Саши Соколова", с сайта РАН Институт русского языка

новое http://www.chaskor.ru/p.php?id=11974 Виктор Топоров, "Русский Агасфер. У Саши Соколова нет Бога, нет Отечества, нет Любви. Только Стиль", с сайта Частный корреспондент

Биография: 

    СОКОЛОВ, САША (настоящие имя и отчество Александр Всеволодович) (р. 1943), русский писатель.
    Родился 6 ноября 1943 в Оттаве (Канада) в семье майора Всеволода Соколова, работавшего в аппарате торгового советника посольства СССР в Канаде. В 1946 отец (агент «Дэви») за разведывательную деятельность был выслан из страны. С 1947 семья живет в Москве.
    В 1950 пошел в школу, где его вольнолюбивый нрав приносил ему массу неприятностей: говорили даже о переводе в специальную школу. В 12 лет написал первую приключенческую повесть; пользовались популярностью у товарищей его пародии и эпиграммы на учителей.
    В 1961, закончив школу, некоторое время работает санитаром в морге, затем препаратором. В 1962 поступил в Военный институт иностранных языков. Решив освободится от военной службы, симулирует душевную болезнь и проводит три месяца в военном госпитале для душевнобольных.
    В 1965 Соколов стал членом неофициальной литературной группы «СМОГ» (аббревиатура «Смелость. Мысль. Образ. Глубина»; иронически расшифровывается как «Самое Молодое Общество Гениев»), объединявшей молодых богемных литераторов столицы. В 1967 поступил на факультет журналистики МГУ. В 1967–1968 пишет и публикует в периодической печати первые очерки, рассказы и критические статьи. За рассказ Старый штурман, опубликованный в журнале «Наша жизнь», получил премию – за «лучший рассказ о слепых».
    В мае 1972 устроился егерем в Безбородовском охотничьем хозяйстве Калининской (ныне Тверской) области. Некоторое время с женой и дочерью Александрой жил на Кавказе и работал в газете «Ленинское знамя», но вскоре, после конфликта с редактором, уволился. Оставив семью, вернулся в Москву. Здесь пытается, с помощью знакомой, гражданки Австрии, Иоханны Штайдль, получить в посольстве Канады информацию о возможности выезда из страны. С этого момента был под постоянным наблюдением КГБ. В 1974–1975 работает истопником в Тушине, на окраине столицы. Штайдль, после их многократных попыток заключить брак, лишают въездной визы в СССР. Последняя начинает в Вене акцию протеста и, после вмешательства в дело канцлера Австрии, он получает выездную визу.
    В октябре 1975 приехал в Вену, где женился на Штайдль и устроился столяром на мебельную фабрику. В Европе практически не общался с представителями эмиграции (только с писателем В.Марамзиным), не участвовал в культурной и политической жизни. Исключением стал форум в тирольской деревне Альпбах, темой которого была угроза свободе слова в Восточной Европе и СССР. Здесь он познакомился с А.Галичем, В.Максимовым, Н.Горбаневской и А.Амальриком. Вскоре после форума, в сентябре 1976, улетел в США. Несколько месяцев жил в доме Профферов, в Энн-Арборе, в 1977 получил канадский паспорт.
    Еще до публикации Школы для дураков (1976 на русском языке, в 1977 – на английском) у Соколова в кругах эмиграции складывалась репутация одного из лучших русских писателей. Рукопись блуждала на Западе три года, пока не попала в руки К.Профферу, основателю издательства «Ардис» (Энн-Арбор, штат Мичиган). В своем письме Соколову он писал о романе Школа для дураков: «…Ничего подобного нет ни в современной русской литературе, ни в русской литературе вообще». Высокую оценку книге дали Н.Берберова, И.Бродский. Отзыв В.Набокова («обаятельная, трагическая и трогательная книга») стал символическим благословением не только для Соколова, но и для читателей английской версии романа.
    По мнению П.Вайля и А.Гениса, «главной проблемой для Соколова был сам язык», на «вивисекцию» которого писатель решается в Школе для дураков. Критики полагали что, он сделал язык героем романа, а главный конфликт книги «строится на перекрестке, образуемом личным временем и личной памятью героя с „наружным“ миром, где общее, историческое время течет, как ему положено: из прошлого в будущее».
    На фабульном уровне первый роман Соколова содержит рассказ о событиях, происходящих в дачном поселке в окрестностях среднерусского города и в спецшколе для умственно отсталых детей. Повествование ведется с точки зрения одного из учеников школы – мальчика, страдающего раздвоением личности. События, действительно бывшие или гипотетические, сливаются с воспоминаниями героя (героев). Таким образом роман покидает привычный, событийный, сюжет. В более общем виде конфликт произведения выглядит как столкновение линейного, распрямленного, времени с временем мифологическим, циклическим. Кроме того, П.Вайль и А.Генис видят содержание, по их мнению, одного из первых русских постмодернистских романов в инициации героя, приобщающегося к миру взрослых, открывающего присутствие в мире любви и смерти. В Школе для дураков впервые возникает ключевая для творчества Соколова тема зыбкости, неопределенности бытия, условности общепринятых категорий пространства-времени.
    Публикация Школы для дураков принесла Соколову известность. Проффер ждал от него нового романа, который был начат еще в СССР. Но писатель традиционно долго работал над своим новым произведением. Параллельно жил то в США, то в Канаде. Первый вариант романа Между собакой и волком был закончен весной 1978, но неоднозначная реакция издателя и знакомых на рукопись заставила автора продолжить работу над окончательным вариантом.
    Вторая книга Соколова Между собакой и волком была закончена в Лос-Анджелесе в 1980 и увидела свет в начале года. Здесь, как и в Школе для дураков, присутствует смутная биографическая основа – на этот раз связанная с периодом работы писателя егерем. Правда необоснованность такого биографического подхода к своим сочинениям Соколов декларирует в одном из своих писательских манифестов – Palissandr – c'est moi? Здесь же он утверждает: «…Когда я слышу упреки в пренебреженьи сюжетом, мне хочется взять каравай словесности, изъять из него весь сюжетный изюм и швырнуть в подаянье окрестной сластолюбивой черни. А хлеб насущный всеизначального самоценного слова отдать нищим духом, гонимым и прочим избранным». Таким источником хлеба насущного и стал новый роман. Его герой – одноногий нищий Дзыдзырэлла. Вынесенная в заглавие калька с французской идиомы, означающей «сумерки», приносит привычное для романного мира Соколова ощущение зыбкости границ вещей и явлений, их взаимопроницаемости. Но в новом романе особое внимание уделяется лексическому пласту повествования, чужому, сказовому слову и – с другой стороны – ритму прозы. Вот образчик стиля Соколова:
    «Едва заговорили о собственно башибузуках, захвативших в последнюю кампанию до сотни наших гаковниц, базук и протчих пищалей и варварски аркебузировавших пленных кирасиров и кавалергардов, едва коснулись до грустной темы о дюжине несчастных квартирмейстеров и вестовых из улан и от канонирского состава, взятых заложниками и потонувших на трофейной французской фелуке, шедшей под италианским стягом и подорванной под Балаклавой турецкой петардой, едва упомянули обо всем этом, как в кабинете, обремененный целым бунтом гранок, является, наконец, здешний главный верстальщик, обряженный в скромный флер…».
    Между собакой и волком был принят в эмиграции не так восторженно, как первый роман. Однако в России он был опубликован в ленинградском самиздатовском журнале «Часы» и получил премию имени Андрея Белого за лучшую русскую прозу 1981.
    Весну 1980 Соколов проводит со своими друзьями, писателями Э.Лимоновым и А.Цветковым, читая лекции в США и Канаде. Летом 1980 он переехал в Калифорнию, где преподавал в Монтерейском институте международных проблем и работал над новым романом. В мае 1981 в университете проводилась «Конференция третьей волны», на которой Соколов выступил с лекцией «На сокровенных скрижалях», в которой задается вопросом: «что было и будет в начале: художник или искусство?»
    Популярность писателя растет. В декабре 1984 «ассоциация преподавателей славянских и восточноевропейских языков» провела специальное заседание «Саша Соколов и литературный авангард». Новый роман – Палисандрия – в издательстве «Ардис» был издан в апреле 1985.
    Палисандрия – это мемуары о советской элите сталинского и послесталинского периода, якобы законченные в 2004 и опубликованные в 2757. Автор воспоминаний, Палисандр Дальберг, внучатый племянник Л.Берии и внук Г.Распутина, рассказывает кремлевские анекдоты и живописует свои любовные утехи. Палисандр спокойно соблазняет старух на московских кладбищах до тех пор, пока один из его отцов-покровителей, Андропов, не вербует его в орден Часовщиков – чтобы Дальберг убил правителя страны Брежнева...
    Поставленная задача – написать антироман, сделала почти неизбежным обращение к пародии: на жанровую – детективную, порнографическую и т.д. – литературу. О.Матич считает, что роман «задуман как образцовый текст русского постмодернизма», т.к. в нем даются пародийные аналогии расхожим мотивам эмигрантской и диссидентской прозы, с ее непристойной лексикой и пафосом демифологизации. Б.Гройс в статье Жизнь как утопия и утопия как жизнь (Синтаксис. 1987. № 18) называет Палисандра Дальберга «истинным героем постмодерного времени» (ибо он связан со всеми мифами 20 в. – «от Сталина, диссидентства и эмиграции до психоаналитического платоновско-юнгианского мифа об андрогине как о совершенном человеке»), а сам роман относит к поставангардному течению «соц-арт'а». Преодоление линейного течения времени, воплощенное на этот раз в преодолении истории, связано, по Гройсу, с преодолением Эдипова комплекса, питавшего искусство авангарда. Однако этот текст, где «автор предлагает вниманию читателя эротические похождения вымышленного кремлевского отрока-сироты, тайно участвующего в интимной жизни реальных советских руководителей и их жен», – именно этот текст, по мысли О.Матич, выводит Соколова из литературных аутсайдеров и присоединяет его творчество к магистральному направлению современной русской литературы. В марте 1984 Соколов принимает участие в Форуме русской культуры в Энн-Арборе (среди участников форума – М.Барышников, И.Бродский, С.Довлатов и др.). Осенью 1985 прочитал две лекции в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре. Лекция Портрет русского художника, живущего в Америке. В ожидании Нобеля посвящалась жизни художника в эмиграции. Лекция Ключевое слово российской словесности манифестировала приоритет вопроса «как?» (т.е. формы) над вопросом «что?» (предметом изображения). В докладе Тревожная куколка на конференции Роллинз колледжа во Флориде затронул проблему заточения писателя внутри собственного языка. В июне 1986 устроился в Вермонте работать тренером по лыжам на одном из курортов штата. Во второй половине 1980-х популярность Соколова растет как в эмиграции, так и в СССР. В США создается «Фонд почитателей творчества Саши Соколова». Популяризировал творчество своего друга писатель В.Аксенов. В России Т.Толстая утверждала, что Соколов – это «совершенно необычный писатель, уникальность которого очевидна», инициируя публикацию его произведений. Летом 1989 Соколов приехал в Москву. Участвуя в культурной жизни, работал над четвертым, еще неоконченным романом. С тех пор он часто посещает столицу. В мае 1996 ему вручили в Москве Пушкинскую премию.
1. Саша Соколов о своих отношениях с русской литературной эмиграцией в Америке, в частности, с Иосифом Бродским.
2. Беседа с Сашей Соколовым на радио Свобода, программа "Поверх барьеров", 2003
3. Саша Соколов в Википедии

новое http://www.elkost.com/sasha_sokolov/interviews/ несколько интервью Саши Соколова (2004-2007) на сайте Елены Костюкович

новое http://www.chaskor.ru/p.php?id=11971 свежее (2009) интервью Саши Соколова на сайте Частный корреспондент

С сайта "Журнальный зал":

4. Александр Гольдштейн, "Об одной встрече"
5. Саша Соколов, "О другой встрече"

ФОТОГАЛЕРЕЯ

http://img120.imageshack.us/img120/2526/t9678zvd8.jpg 

Саша Соколов определил смысл своего творчества: "Литература для меня - игра, не в обыденном смысле, а в высоком и серьезном. Игра. Литература... - искусство обращения со словом.

Как мы пишем

Средняя оценка: 8.4 (9 votes)
Полное имя автора: 
Тынянов Юрий Николаевич
Информация о произведении
Полное название: 
Как мы пишем
Дата создания: 
1930
История создания: 

Ответ на анкету. Впервые напечатано в сборнике "Как мы пишем", выпущенном издательством писателей в Ленинграде

Размышления Тынянова об истории и ее достоверности. Ср. шаламовское "проза как документ" с тыняновским "там, где кончается документ, я начинаю".

Лао Шэ

Средняя оценка: 8.3 (4 votes)
Полное имя автора: 
Шу Цинчунь (Лао Шэ)
Информация об авторе
Даты жизни: 
1899 - 1966
Язык творчества: 
китайский
Страна: 
Китай, Великобритания, США
Творчество: 

До отъезда в Англию Лао Шэ опубликовал один рассказ, однако не считал это началом писательской карьеры - "..сделал это лишь для того, чтобы заполнить оставшееся место" в нанькинском школьном литературном журнале.
Тоска по родине, охватившая Лао Шэ в Англии, побудила его начать писать первый роман - "Философия почтенного Чжана" (1926), по большей части сатирическом. Он имел успех, что побудило автора продолжить творчество. За ним последовал "Мудрец сказал (1927). Третий роман, написанный в Англии - "Двое Ма" (1929).
Впечатления о полугодичной работе в китайской школе в Сингапуре легли в основу детской повести "День рождения Сяопо" (1930), написанной сразу после возвращения в Китай.
Все эти произведения Лао Шэ печатал в журнале "Сяошо юэбао", сыгравшем большую роль в его литературной карьере.
В дальнейшем Лао Шэ стал печататься в журналах, не имевших отчётливого направления, скорее развлекательных, чем серьёзных, и не примыкал ни к одной из литературных группировок.
Рукопись следующего романа - "Думинху" (1932) погибла под японскими бомбами в Цзинани. Фрагмент её лёг в основу повести "Серп луны".
В 1933 г. одновременно (в разных издательствах) выходят две книги Лао Шэ - реалистически-бытоописательный "Развод" и фантастические по фабуле "Записки о Кошачьем городе".
Роман Лао Шэ - "История Ню по имени Небесный дар" написан по заказу развлекательного журнала (1934).
Начиная со следующего романа - "Сянцзы - верблюд" (на иностранных языках - "Рикша") (1939), доля юмора в произведениях Лао Шэ снижается.
Кроме  того, во второй половине 30-х выпущены три сборника расказов: "В спешке", "Вишня и море", "Ракушки и водоросли".
В первые годы войны Лао Шэ сосредотачивается на драматургии ("Чжан Цзы-чжун" и "Родина превыше всего", написанная совместно с Сун Чжиди, "Осенний туман" - о коррупции чиновников гоминьдана).
В последние годы войны работает над самым большим своим произведением - трилогией "Четыре поколения одной семьи" ("Паника", "Прозябание", "Нищета") - широкая картина жизни Пекина под японской оккупацией (сокращённый вариант трилогии, подготовленный автором во время жизни в Нью-Йорке для иностранных читателей, издан на английском под названием "Жёлтая буря").
Там же издан роман "Сказители" ("Drum singers", остался только английский перевод, рукопись оригинала потерялась при переезде).
В 1949-1966гг. за 16 лет он написал 20 пьес, повесть, неоконченный роман, сказки,очерки, эссе. Лао Шэ с энтузиазмом стремился быстро отозваться на текущие события, быстрее отметить новые явления жизни, что приводило к схематичности и наивности.

Однако вопреки этим тенденциям в его творчестве написал и выдающиеся произведения: пьесы "Лунсюйгоу", "Чайная", незаконченный роман "Под пурпурными стягами" (написал 11 глав про начало 20 века, план и сюжет романа остались неизвестными).
Был официально подвергнут резкой критике за комедию "Этому не бывать" ("Глядим на Запад, на Чанъянь"), которая оказалась для политического режима слишком сатиричной.
Последние годы перед Культурной революцией перестали печатать, как и других профессиональных писателей.
Почти 15 лет после Культурной революции его имя предавалось проклятиям, как контрреволюционера. Лишь с 1980 г. опять стали издавать его произведения, создано общество изучения Лао Шэ, перезахоронен на главное кладбище Китая (Бабаошань).

Русско-китайская библиотека: помимо двух произведений Лао Шэ, можно найти много интересного о китайской культуре в целом -  http://www.east.cyxa.net/culture.htm#lit
О фильме, снятом по роману Лао Шэ "Моя жизнь" - http://www.niikino.ru/news/china/shi.shtml
http://russian.cri.cn/202/2005/10/18/1@89014.htm
http://anthropology.ru/ru/texts/rodionov/treastj01_10.html - некоторые национальные особенности этики и психологии китайцев в повести Лао Шэ "Двое Ма"
Н. Т. Федоренко Лао Шэ и его творчество

Биография: 

Сын солдата-маньчжура из знаменного войска Цинской династии (это, наверное, гвардия) в полку "одноцветно-пурпурного знамени" из охраны "Запретного города". Настоящие фамилия и имя Шу Цинчунь. Домашнее имя Шэюй (так произносятся 2 иероглифа, если на них разделить иероглиф "Шу"). Лао Шэ означает "Старина Шэ" ("Шэ" - сокращение от "Шэюй").
Отец погиб во время восстания "ихэтуаней" (боксёрское восстание). Матери стоило огромных трудов дать сыну образование, детство прошло в самых низах пекинского общества. Большое влияние на характер Шу Цинчуня оказала мать - её гордый и, в то же время, отзывчивый характер.
Сначала учился в частной традиционной школе, где в основном заучивали наизусть конфуцианские тексты. Затем перешёл в государственную начальную школу, где обучение велось уже по-новому. Затем за казённый счёт (видимо сказалось то, что сирота - сын погибшего гвардейца) поступил в педагогическое училище. Окончив, сразу (1917 г.) стал директором начальной школы и преподователем китайского языка и литературы. Чтение его в годы обучения составляли древние конфуцианские тексты, классические новеллы танской эпохи на древнем письменном языке вэньянь, средневековые героические эпопеи и нравоописательные романы на более близком к разговорному языку байхуа и переводные сочинения пёстрого содержания и нередко сомнительного достоинства.
Позже работал в органах народного образования, несколько лет преподавал язык и литературу в  средней школе при Нанькийском университете в Тяньцзине. Затем, вернувшись в Пекин, был вольнослушателем Яньцзинского (содержался на американские деньги) университета. Изучал, в том числе, английский язык. В 1919 г. в Китае началось "движение 4 мая" против империализма и реакции, распространялись идеи социализма и коммунизма. Это движение включало в себя и "литературную революцию" - переход с мёртвого литературного языка вэньянь на разговорный байхуа, основанный на пекинском диалекте.
Позднее жалел, что не принял активного участия в движении. Однако как преподаватель способствовал переходу на байхуа.
В 1924 г. был приглашён в Англию (Лондон, затем Оксфорд) для преподавания китайского языка и литературы. Там он и начал серьёзно писать. За 5 лет пребывания в Англии напечатал 3 романа (напечатал, естественно, в Китае, на китайском языке). На обратном пути 3 месяца провёл в Париже, 6 - в Сингапуре, где преподавал в школе для детей китайских переселенцев.
После возвращения в Пекин, а не в Шанхай, который был центром культурной жизни в те годы, продолжает активно писать и печататься.
Затем перебирается в Цзинань и Циндао, где преподаёт в местных университетах. В январе 1932 г. от японской бомбы сгорает типография в Цзинани, где осуществлялся набор романа Лао Шэ "Даминху". В 1936 г. уходит с преподавательской работы.
С расширением в июле 1937 г. японской агрессии, Лао Шэ перебирается в Ухань и Чунцинь, где активно участвует в политической жизни.
После окончания войны (1946 г) поехал для чтения лекций и лечения в США. Отправился обратно в Китай на 13 день после провозглашения Китайской народной республики.
В годы до "культурной революции" - признанный классик, активный общественный деятель, много пишет.
Однако "культурная революция" приводит к гибели писателя.

http://hrono.rspu.ryazan.ru/biograf/bio_l/lao_she.html - очень краткая биография писателя, но с отличными историческими ссылками
биография Лао Шэ в Википедии -
Лао Шэ --Партнеры
[DOC]Л
В Шанхае возведена бронзовая статуя писателя Лао Шэ 
В.Сорокин  Жизнь и судьба художника Из книги: Лао Шэ Избранные произведения. М., Художественная литература, 1991. ISBN 5-280-01338-2

Ссылки на общественную деятельность: 

В юности, имея левые убеждения, в политической жизни участия не принимал.
Уже будучи известным писателем, в годы японской агрессии выступал с публицистическими патриотическими статьями, вместе с группой единомышленников издавал литературно-пропагандистский журналы "Кан дао ди" ("Сопротивляться до конца") и "Жэньжэнь кань" ("Чтение для всех").
После создания в марте 1938 г. "Всекитайской ассоциации работников литературы и искусства по отпору врагу" и до конца войны фактически возглавлял деятельность этой организации. Редактировал официальный орган ассоциации журнал "Канчжань вэньи" ("Литература и искусство войны Сопротивления").
Ездил на фронт в составе творческой бригады.
В КНР был избран в рукодящие органы Ассоциации работников литературы и искусства и Союза писателей.
Депутат Всекитайского собрания народных представителей.
Во время Культурной революции не был в каких-либо списках контрреволюционеров (такие списки были у хунвэйбинов). Но во время одного из избиений "контрреволюционеров" вступился за избиваемых. Был сам избит. От возможной смерти был спасён тем, что его тут же объявили "действующим контрреволюционером", который подлежал передачи полиции. После этого был полицией отправлен домой, но назавтра должен был явиться "на работу" (м.б. в Союз писателей?) с бэйджем (биркой) "действующий контрреволюционер".
И он отправился наутро на работу, но там не появился. На следующий день тело в одном белье было найдено в озере Тайпинху. Верхняя одежда лежала на берегу. В воде плавали листки бумаги.
Полиция не дала возможности семье посмотреть эти бумаги. Считается, что покончил жизнь самоубийством.

Тексты:
На Альдебаране
скачать книгу Чайная бесплатно, автор Лао Шэ
ВОИН. ЛАО ШЭ РАЗЯЩЕЕ КОПЬЕ
Журнальный зал | Нева, 2004 N4 | Лао Шэ - Раздвоение личности под Новый год.
На LitPORTAL.ru
Лао Шэ на bookz.ru

Классик китайской литературы 20-го века. Сатирик и юморист. За 30 лет до своей смерти её описавший.

Лем Станислав

Средняя оценка: 8.1 (11 votes)
Полное имя автора: 
Станислав Лем (Stanislaw Lem)
Информация об авторе
Даты жизни: 
1921-2006
Язык творчества: 
Польский
Страна: 
Польша
Творчество: 

http://stanislaw-lem.narod.ru/ Лем на сайте, посвященном писателю, масса ссылок на произведения, выложенные в разных биб-ках

http://bvi.rusf.ru/lem/lem.htm Лем в архиве БВИ
http://bvi.rusf.ru/lem/lem_int.htm Лем в интернете, масса ссылок

http://fidel-kastro.ru/lem/index.html Лем в библиотеке Фиделя Кастро
http://artema.fopf.mipt.ru/lib/lem/index.html Лем в библиотеке Артема
http://lib.rus.ec/a/7115 Лем в библиотеке Либрусек
http://www.kubikus.ru/author.asp?authorid=192 Лем в Архивах Кубикуса
http://www.knigica.ru/author282.html Лем в библиотеке Книжица
http://nkozlov.ru/library/s223/lem/ Лем в библиотеке Николая Козлова
http://depositfiles.com/en/files/0ldy8cjfs ( http://bookinist.ucoz.ru/load/183 ) девятитомное собрание сочинений Лема (248 произведений) в одном файле (32,5 МБ)

http://inosmi.ru/translation/244711.html Лем на ИноСМИ

http://magazines.russ.ru/authors/l/lem/ Лем на сайте Журнальный зал

http://www.proza.com.ua/opinions/tsitatnik_lema.shtml Цитатник Лема

_______

http://lemolog.livejournal.com/1599.html "Лемология" в LJ

_______

На тему "Соляриса":

http://www.proza.com.ua/peoples/stanislav_lem__mne_opredelenno_n_60ad.shtml Лем о Солярисе Тарковского и Содерберга
http://magazines.russ.ru/zvezda/2003/4/gen.html Александр Генис, "Три Соляриса", с сайта Журнальный зал

* * *

Интервью:"Меня бесят зло и глупость"

Интервью:"Я не Нострадамус"

http://www.seagullmag.com/oarticle.php?id=930 «Мой день длился по 18-20 часов в сутки», фрагменты интервью, с сайта журнала "Чайка"

http://fandom.rusf.ru/inter/lem_8.htm Александр Рувинский, "Пан из Кракова", интервью, 1990 и другие интервью Лема на сайте Фэндом http://fandom.rusf.ru/inter/index.htm#l

http://favorov.livejournal.com/163148.html Петр Фаворов, интервью с Лемом, 2004

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2003/5/gubail.html Владимир Губайловский, "Чудесная несвобода", с сайта Журнальный зал

http://aptsvet.livejournal.com/28143.html Алексей П. Цветков, "Судьба Станислава Лема"
http://aptsvet.livejournal.com/42344.html Алексей П. Цветков, "Что осталось от Лема"

На смерть Станислава Лема

http://www.grani.ru/Culture/Literature/m.103701.html Максим Борисов, "Мыслящий и пишущий океан", некролог с сайта Грани.ру

http://www.vz.ru/culture/2006/3/28/27697.html Роман Арбитман, "Лем непобедимый", некролог на сайте газеты "Взгляд"

http://www.apn.ru/publications/article16810.htm
http://www.apn.ru/publications/article16866.htm Константин Крылов, "Памяти Станислава Лема", с сайта АПН

http://magazines.russ.ru/nlo/2006/82/bo20-pr.html IN MEMORIAM Владимир Борисов, "Голос жителя Земли", с сайта Журнальный зал

http://exlibris.ng.ru/fakty/2006-03-30/2_lem.html "In memoriam Станислав Лем – навсегда", с сайта Эсклибрис НГ

http://www.polit.ru/culture/2006/03/28/komdnialem.html "Лем - это католичество без Бога", Дмитрий Быков о Леме, с сайта Полит.ру

Ссылки на общественную деятельность: 

 

Польский писатель, сатирик, философ, фантаст и футуролог. Родился во Львове, поступил в Львовский медицинский институт, который не закончил из-за начала Второй мировой войны. Участвовал в движении Сопротивления.

Акутагава Рюноскэ

Средняя оценка: 8.1 (8 votes)
Полное имя автора: 
Рюноскэ Акутагава
Информация об авторе
Даты жизни: 
1892 - 1927
Язык творчества: 
японский
Страна: 
Япония
Творчество: 

Относительно своего пристрастия к изображению прошлого Акутагава говорил: "Душа человека в древности и современного человека имеет много общего. В этом все дело". Поэтому в древности он искал аналоги поступков, мыслей, психологии современных ему людей.

Сюжеты из прошлого у Акутагава можно разделить на три периода: XII в., когда древняя столица Японии Киото оказалась во власти множества несчастий, конец XVI в. - эпоха сильного влияния и распространения христианства в Японии и начало эпохи Мэйдзи - период просветительства.

Литературные критики у Акутагава находят нечто общее с произведениями другого прославленного мэтра японской литературы - Нацумэ Сосэки, в частности проблему эгоизма. Это не случайно, ведь Акутагава считался одним из учеников Нацумэ и посещал литературные вечера, устраиваемые в его доме. И в романах Нацумэ, и в новеллах Акутагава эгоизм не был проблемой, касающейся личности как таковой. Оба писателя показали эгоизм как острую проблему общества в целом, как "государственный эгоизм Японии".

Где читать Р. Акутагава:
- в билиотеке Мошкова
- в библиотеке японских писателей
- в Бабротеке
- в Твоей библиотеке
- в Альдебаране
- в Либрусеке
- на сайте Виртуальная Япония

Что говорят о Р. Акутагава:
- Х.Л. Борхес. Акутагава Рюноскэ. В стране водяных. Зубчатые колеса
- А. Стругацкий. Три открытия Рюноскэ Акутагавы
- В. Гривнин. Творческий поиск Рюноскэ Акутагавы ( то же самое - здесь)
- Г. Евграфов. Тростник, колеблемый ветром безумия
- рядовые российские читатели на книжном сайте

Биография: 

Он родился в час Дракона дня Дракона месяца Дракона. «Рю» — по иероглифу сей рептилии, священной для Восходящего Солнца — и назвали младенца.

Через девять месяцев сошла с ума мать Рюноскэ. Ребенка по традиции передали на воспитание в бездетную семью дяди — Акутагавы Митиаки. В итоге дядина фамилия прославилась, а родная — Ниихара — канула в небытие.

Болезнь матери стала для Рюноскэ травмой — излюбленной темой венских аналитиков, он часто размышлял о душевных недугах, не без оснований опасаясь той же участи.

Мальчик, однако, вышел на славу: школьный отличник, отличник университетский. Но учеба в университете не так увлекала его, как издание журнала «Синситё», где публиковались первые рассказы.

Это были годы победоносной эпохи Империи и яркого расцвета Акутагавы.
В 1915 г. были написаны «Ворота Расёмон» и «Нос». Оба — ключевые для его творчества. Если «Расёмон» — демонстративный для тогдашней японской литературы, уже отравленной модернизмом, поворот к древней традиции, то «Нос», даже судя по названию, — предмет болезненного отроческого (а впоследствии и зрелого) любопытства к далекому континенту, крепко помнящему про Цусиму и не сдавшему «Варяга».

По сути, именно Акутагава открыл в XX в. Западные Ворота и чуть-чуть приоткрыл мир Восходящего Солнца. Лучше, чем Sony и годзиллы, но — только чуть-чуть.
Его проза — скорее, исключение из правил. Прорыв произошел позже и на другом фронте.
Фильм «Расёмон», снятый по мотивам новелл Акутагавы «Ворота Расёмон» и «В чаще», увезли на Венецианский фестиваль без ведома создателя — Акиры Куросавы.

Японские продюсеры заказывали жанр дзидайгэкам — самурайский боевик. Не по летам мудрый режиссер спорить не стал, но снял всё по-своему. Тем более, это допускала «Чаща» — своего рода дзенский детектив, с самураями и сражениями на мечах, где каждый из свидетелей и пострадавших (в т.ч. посмертно) излагает свою точку зрения на события. Новелла вошла в хрестоматии как пример виртуозного построения сюжета, причем изощренного настолько, что до сих пор никто из любящих загадки читателей так и не понял, куда же все-таки делся в чаще меч самурая.

Но для Куросавы это была и Чаща Японии конца 1940-х гг., еще не породившей годзилл, анимэ, покемонов и прочей нечисти. Это был обломок суши, раздавленный войной. Под древними воротами Расёмон, возле старой японской ведьмы, собирались недобитые осколки империи. Правда, век был десятый, но Куросава сказал всё, что должен был сказать, о стране 1940-х.
В Венеции его правильно поняли — и Япония после «Расёмона» навсегда утвердилась как страна восшедшего и непререкаемого Кино. Но всё же то была частная слава Куросавы и Акутагавы. Для Акутагавы — посмертная.

Акутагава не дожил до венецианского триумфа 20 лет. «Жизнь подобна коробку спичек. Обращаться с ней серьезно — глупее глупого. Обращаться несерьезно — опасно» — 24 июля 1927 г. он принял смертельную дозу снотворного. Никого из друзей это не удивило: задолго до этого он много думал, говорил и писал о самоубийстве, и, как ни страшно это звучит, все привыкли к его словам.

Перед смертью Акутагава оставил на экземпляре повести «Жизнь идиота» надпись своему другу: я сейчас живу в самом несчастном счастье. Но, как ни странно, не раскаиваюсь. Я только глубоко жалею тех, у кого такой дурной муж, дурной сын, дурной родственник. Итак, прощай! В этой рукописи я не хотел, по крайней мере сознательно, заниматься самооправданием... Посмейся над степенью моего идиотизма.

«Жизнь идиота», состоящую из осколков мира безумца, который, по доброй достоевской традиции, здоровее всех здравых, лишь условно можно называть повестью. В мировые антологии Акутагава вошел как гений новеллы. Единственная его большая вещь — мрачный фантастический гротеск «В стране водяных», которую до японского автора явно почтили присутствием Свифт и Франс, — уступает его творениям малых форм. Венец же минимализма Акутагавы — «Молитва пигмея», сплошь состоящая из афоризмов и балансирующая на грани поэмы и философского трактата.

В неполном советском переводе, озаглавленном «Слова пигмея», выкинули именно ее молитвенную, заратустрианскую часть:
Когда мне удается надеть яркое платье и развлекать публику кувырканиями и беззаботной болтовней, я чувствую себя блаженствующим пигмеем. Молю тебя, исполни, пожалуйста, мои желания.

Прошу, не сделай меня бедняком, у которого нет и рисинки за душой. Но прошу, не сделай меня и богачом, не способным насытиться своим богатством...

Прошу, не сделай меня глупцом, не способным отличить зерно от плевел. Но прошу, не сделай меня и мудрецом, которому ведомо даже то, откуда придут тучи.

Особо прошу, не сделай меня бесстрашным героем. Я и вправду вижу иногда сны, в которых невозможное превращается в возможное: покоряю неприступные вершины, переплываю непреодолимые моря. Я всегда испытываю смутную тревогу, когда вижу такой сон. Я стараюсь отогнать его от себя, будто борюсь с драконом. Прошу, не дай стать героем мне, не имеющему сил бороться с жаждой превратиться в героя. Когда мне удается упиваться молодым вином, тонкими золотыми нитями плести свои песни и радоваться этим счастливым дням, я чувствую себя блаженствующим пигмеем.
(В. Цветов)

Подробнее:
- в энциклопедии Кругосвет и на сайте Виртуальная Япония 
- в книге "Катастрофы сознания. Энциклопедия самоубийств"

Фотография Акутагавы Рюноскэ.

Ленты новостей